Кто живет в тростнике?

Если посмотреть на среднестатистический зимний водоем и обратить внимание на распределение рыболовов по акватории, то окажется, что большая их часть ловит подлещика в центре озера, кто-то ищет плотву и другую белую рыбу, кто-то ставит жерлицы, кто-то машет блеснилкой у неровностей дна и на границе береговой растительности, а кто-то весь день прячется от посторонних глаз в гуще прибрежного тростника.

Последние рыболовы долгое время были для меня загадкой. Глубина в прибрежной тростниковой зоне небольшая, как правило полметра-метр, а то и меньше. И мне как любителю половить хищника «по рельефу» такая глубина казалась не заслуживающей внимания. Редкие блуждания с безмотылкой по оставленным в тростнике лункам приносили мелких окуньков, иногда «живцовую бель». Рассказы знакомых лещатников, а чаще охотников за рядовой белью, о том, что кто-то ловит в тростнике солидных окуней, казались мне далекими от действительности. В рыболовной среде ходит много баек. Со временем, после десятка-другого неподтвержденных собственным опытом рыбацких рассказов о рекордных уловах, начинаешь скептически оценивать поступающую информацию о клеве и размерах пойманной коллегами по рыбацкому цеху рыбы. Так же получалось и с разведданными о тростниковых уловах. Небольшая глубина и собственные потешные уловы в тростнике сформировали скептическое отношение к такой рыбалке.

Очень долго я считал, что у самого берега зимует годовалый малек, который изредка поклевывает на деликатную безмотылку, и тугорослый тростниковый окунек.

Возможно, изредка сюда подтягиваются окуневые стаи покушать малька. Но бурить километровые заросли в надежде на краткосрочный, как мне представлялось, выход горбачей не имело большого смысла.

Отойти от стереотипа помог случай. Как-то мы с отцом отправились на очередную озерную зимнюю рыбалку. Место было знакомое. Каждую зиму по несколько раз мы навещали богатый рыбой водоем, состоящий из двух больших чаш, соединенных протокой шириной метров двадцать-тридцать. В уловах, как правило, была бель, изредка баловал поклевками подлещик. Можно было поставить жерлицы. Отец, любитель поговорить на водоеме с другими рыболовами, в очередной раз принес информацию о местном мужичке, который в протоке, в самых зарослях камыша, бурит лунки и, скрывшись от посторонних глаз, сидит весь день. И кто-то из случайных собеседников сказал, что мужичок местный и ловит килограммовых красноперок. В конце дня я все-таки побродил по тростниковым зарослям протоки и действительно обнаружил прикормленные лунки в самой гуще тростника. Тростник рос достаточно густо, и разбуренное место было совершенно недоступно для взглядов со стороны открытой части протоки. Глубина на разбуренном в тростнике участке составляла меньше полуметра. Наличие «трофейной» рыбы в этом месте для меня на тот момент казалась невероятным.

На дворе стоял месяц март.

Следующая поездка на озеро состоялась через неделю, и мы с отцом решили проверить тростниковые джунгли в протоке, тем более что прошлая рыбалка была посредственной и попытать удачу было заманчивей, чем придерживаться старой схемы рыбалки с перспективой поймать килограмм-другой посредственной рыбешки.

Попытка не пытка, и на этот раз эксперимент с ловлей в гуще тростника принес свои плоды.

Впервые рассказы о хорошей рыбе в тростнике получили подтверждение. Самые крупные экземпляры были в районе 300–350 граммов. Совсем мелкие не клевали. И это на фоне того, что рыбалка в открытой части озера в тот день совсем не задалась. Еще один наш компаньон в тот день вернулся с открытого льда с полукилограммовым уловом «живцовой бели», что было среднестатистическим по водоему и подтвердило правильность нашего решения заняться прибрежным тростником.

Но, как оказалось, одного правильного выбора места ловли в тот день было недостаточно. Леска толще 0,12 мм рыбу отсекала. Кроме того, окунь не реагировал на подсадку мотыля и скоростные проводки с широкой амплитудой. Работали медленные подъемы на 0,08-й мононити небольших, размером с булавочную головку, «козочек». Плавный подъем до пяти сантиметров, пауза или аккуратное подергивание, еще один небольшой подъем... Полезно было просто положить «мини-козочку» на дно и дать ей десяток секунд полежать на грунте, а потом медленно, без игры приподнимать до полуметра. Поклевки были очень аккуратными. Но за такими аккуратными поклевками следовала приятная тяжесть увесистой рыбы на другом конце мононити. Резкие же проводки, как правило, просто пугали окуней, которые теряли после высокочастотной игры интерес к приманке, так что лунка переставала работать.

На медленные подъемы и плавную игру хорошо отзывалась и красноперка.

Было понятно, что окуни вместе с красноперкой стояли в тростнике с набитыми икрой и молоками животами и все подряд кушать отказывались. Но ключик удалось подобрать в виде медленной, «засыпающей» проводки и очень деликатной оснастки.

Применение деликатной оснастки имело свои последствия — это обрывы «козочек» при вываживании. Три окуня в тот день остались в родной стихии с «пирсингом». Но подъем окуней в лунку на 0,08-й леске менее чем с метровой глубины доставлял особое удовольствие. Показавшуюся в лунке окуневую морду приходилось прижимать свободной рукой ко льду. При каждом вываживании шансы у окуня от 300 граммов были, и эти шансы увеличивало то обстоятельство, что лунки приходилось довольно сильно затемнять шугой, а уткнувшийся в ледовую крошку окунь дополнительно нагружал тонкую леску.

Что касается затемнения лунки, то тут вопрос неоднозначный. В тот день чистые лунки по окуню не работали и наличие затемнения было обязательным. Последующие рыбалки показали, что бывают исключения. Но для себя я выработал правило, что если есть возможность затемнить лунку и она не схватится сразу (в сильный мороз), то лучше это сделать и исключить одну из возможных причин отсутствия поклевок. Не раз я слышал о надуманности «эффекта затемнения», но несколько показательных рыбалок на мелководных участках убедили меня в обратном.

С тех пор тростниковое мелководье неоднократно приносило интересные рыбалки. И весенний период подледной ловли я, как правило, проводил в тростниковых прибрежных зарослях, особенно если эти заросли были в непосредственной близости от ручьев, речек, впадающих и вытекающих из стоячих водоемов. Несколько раз даже приходилось получить заряд бодрости от холодной зимней озерной воды. Но тем и хороша зимняя рыбалка по мелководью в весенний период, что глубина подо льдом не превышает метра, погода хорошая, и если дно твердое, можно без особого риска ловить окуня по последнему льду.

Удачные весенние рыбалки заставили по-новому посмотреть на тростниковую растительность и проверить «трость» не только по последнему льду, но и по первому. Окуня удалось найти. Но по большей части работала кромка тростника и прилегающие мелководные заводи, которые летом были покрыты кувшинками и другой водной растительностью.

По моему опыту, в первой половине зимы деликатные снасти не так актуальны, как период глухозимья и даже по последнему льду. Неплохо работают и блесенки, и балансиры, и крупные окуневые безмотылки на лесках 0,12–0,17 мм. Такими тяжелыми для зимнего периода приманками удобно играть даже на серьезных глубинах, не говоря уже о мелководных заливах. Сходы рыбы и обрывы снасти даже при поклевках приличных горбачей минимальны.

Когда лед окрепнет, я, как правило, перебираюсь с тростника и мелководных заливов на знакомые окуневые бугры вдали от берега. И пока окунь отзывается на крупные приманки, которыми удобно играть на пяти-семиметровой глубине, я предпочитаю сосредоточиваться на глубоководных неровностях дна.

Во второй половине зимы окунь становится более пассивным. То ли сказывается ситуация с кислородом в воде, то ли у горбачей животы забиты икрой и молоками, но уговорить их атаковать балансир или блесенку становится все сложнее и сложнее. По крайней мере, на моих водоемах.

На одной из таких рыбалок, которая пришлась уже на вторую половину ледостава, окуневый клев при ловле «по рельефу» так и не начался. Несмотря на пройденные километры и уже сотню пробуренных лунок, найти активного окуня не получалось. От центра озера к береговому свалу уже была пробурена дорожка из лунок, и тут взгляд зацепился за разбуренный кем-то на днях тростник. Явно ловили окуня. И сразу вспомнились весенние тростниковые рыбалки. Возможно, активный окунь сегодня был в тростнике? Надо было проверять.

Это оказалась одна из тех рыбалок, когда девиз «Экспериментируй, никогда не сдавайся!» себя оправдал. Окунь был найден. Четыре часа поисков и сотня пробуренных на глубине лунок привели в тростник, где между дном и льдом было сантиметров тридцать. Окунь забился в гущу тростника под самым берегом. И проверенная деликатная снасть помогла уйти от нуля.

Пара часов активной рыбалки с обрывами мормышек при вываживании скрасили остаток светового дня.

Таким образом, неплохую рыбу получалось найти в тростнике в течение всего сезона ловли со льда. Иногда стереотипы мешают нам на рыбалке, а из правила «Чем глубже, тем крупнее» бывают исключения. И крупные особи появляются в зарослях под самым берегом, где, казалось бы, крупной рыбе делать нечего.

В заключение хотелось бы сказать, что тростниковая рыбалка оказывается не такой уж и скучной, когда в «трости» обнаруживается стая горбачей или красноперки. Более того, стоит однажды попасть на хороший клев в тростнике, и такая рыбалка может запомниться на долгие-долгие годы как одна из лучших. Крупная рыба заходит на мелководные участки, это факт. А когда, при каких условиях она появляется на мелких участках озера, поросших тростником, это вопрос наблюдения за конкретным водоемом. Для себя по отношению к тростниковой рыбалке я выработал несколько правил.

1. Обязательно посещать тростниковые заросли весной по последнему льду, особенно рядом с притоком свежей воды, будь то река, ручей или подводный родник.

2. Не бояться, а проверять самую гущу трости, особенно когда выполняются условия первого правила. Ледобур даже может упираться в дно после сверления лунок, но бывает, что это и есть та самая рабочая глубина в тот конкретный день.

3. Обращать внимание на рыболовов в тростнике. Бывает, что по поведению и количеству охотников за окунем в прибрежной мелководной зоне можно сделать выводы о нахождении там окуневой стаи. Особенно при отсутствии клева «на рельефе». В глухозимье тростник в моих водоемах нечасто радует удачными уловами. Но чем ближе к концу ледостава, тем больше шансов застать окуня на мелководье и тем больше надо обращать внимания на рыболовов в «трости», чтобы вовремя переключиться с «рельефа» на прибрежную зону.

4. Зачастую окуня ловят на снасть «с запасом» и с активной игрой приманки, но такой способ я использую только в начале рыбалки. Если поклевок нет, перехожу на леску 0,08 мм и легкие безмотылки с плавной, осторожной игрой. Такой способ ловли на мелководье не раз меня выручал. Да, обрывы при поклевках горбачей случаются.  Приходилось даже опускать удочку и руку далеко в лунку, чтобы как-то амортизировать рывки крупной рыбы. Но, на мой взгляд, лучше увезти домой заряд адреналина и воспоминания об упущенном или пойманном трофее, чем ловить снастью «с запасом» и остаться без поклевок.

Всем ни хвоста ни чешуи!

Николай Бровкин-Русловой

За этот обзор автор получил 1756 бонусных рублей! узнать подробнее об акции

Комментарии

Denmar
Denmar 30 апреля
Честный рассказ! Я и летом тоже на тростниковых озерах таскаю горбачей. И тоже пришел к этому случайно, когда подметил старичка, который со своей лодки метр за метром прокидывал некрупного твистерка, выкашивая окуня.  
Brovkin-Ruslovoy
Brovkin-Ruslovoy 8 мая
Спасибо за отзыв! Летом как-то привык по рельефу окуня ловить. Большие озера, подводные банки. Согласен смысл есть и летом горбачей по трости поискать, только вот на отводной не получится, трава зацепы и все сопутствующие прелести будут))) незацепляйку какую-то думать надо.
Добавлять комментарии могут только .

Регистрация




Отправляя данные формы, вы автоматически соглашаетесь с правилами сайта.

Вход с паролем